Александр Прост. Записки недоумевающего. (saint_prostata) wrote,
Александр Прост. Записки недоумевающего.
saint_prostata

Китай. Возвращение.

Все мы стремимся к стабильности. Не в политическом смысле, а в психологическом. Жить в стабильных, ясных и неизменных координатах.

С детства мы стремимся описать Вселенную категорично и окончательно. Света из 8в - несравненная красавица, Коля – реальный пацан и верный друг, математичка – тупая крыса. Телефоны марки А – несравненная крутизна, а марки Б – дремучий отстой.

Мир отказывается соглашаться, меняясь медленно, но постоянно, ни на секунду не оставаясь ни ясным, ни неизменным.

Света через пару лет проясняется тупой коровой с самомнением (оно останется с ней надолго или навсегда). Глядя на старые фото и видео, невозможно понять источники гипноза. Коля так никогда и не отдает занятое до понедельника, а математичка бескорыстно обеспечивает поступление. Даже с телефонами все непросто – оказывается, их все время собирали на одной фабрике из одинаковых деталей.

Человек по-настоящему согласен только на изменения собственных частных обстоятельств. В самом широком диапазоне, от марки и диагонали мобильника, до превращения Родины из обобщенного бангладеша в обобщенную францию.

Стремясь к упрощению и типизации даже в критически важной проблеме потребительских свойств потенциального партнера по размножению, мы тем более стремимся к тому же в оценке политической и исторической Вселенной.

Говоря грубо, стоящий мир состоит из развитой, богатой, культурной Европы, включающей по франшизе США и прочие Австралии, населенной высокими белыми, поддерживающими трепещущее пламя цивилизации. Остров «европа» окружает цветное море, лелеющее дикость, запустение и нищету. Есть еще Япония, но у них двухкассетные магнитофоны роботы, и вообще, мы уже как-то привыкли.

Лет пять назад, один мой приятель, когда я завел речь о неизбежном будущем доминировании Китая, раздраженно отрезал: «Пусть сперва обеспечат нормальный уровень жизни». Чувствовалось: им многое предстоит еще сделать, для достойного места в мироустройстве приятеля.

У Сингапура нет никакого образа, кроме бананово-лимонного лилово-негроидного, его намного проще впустить во Вселенную полноценности. У Китая образ был – перенаселенного, нелепого, нищего и грязного местечка, равного в дикости только экваториальной Африке. И этот образ приходится менять.

Кажется, что там, рядом с Африкой, Китай существовал практически всегда, кроме полумифической эпохи изобретения пороха и бумаги. Это не так. На протяжении всей истории, Китай был не только самой населенной страной, но еще и ведущим экономическим, научным и культурным центром человечество. Исключение составили последние два века, особенно нам запомнившиеся и затмившие предшествующее. Двести лет – это, конечно, много, но Западная Европа, например, была довольно заброшенным местечком почти 1000 лет после падения Римской Империи.

Нельзя, конечно, назвать конкретный год начала отставания Китая или Индии от Европы. Можно заметить, что в середине XVII века голландцев на Тайване, неудачно зацепило краешком конфликта между новой маньчжурской династией Цин и старой Мин, и вышвырнуло с малонаселенного тогда острова.

Вопреки распространенному заблуждению, роль европейцев в Азии долгое время оставалась незначительной, ограничиваясь внешней торговлей. Даже в Индии к 1707 (год смерти Аурангзеба, последнего Великого Могола, стоившего этого гордого имени) политическая роль европейских форпостов ничтожна, сводясь к торговле, причем дефицитной, где нехватка товаров восполнялась мексиканским серебром.

После установления власти маньчжуров Китай пережил длительный период стабильности и покоя. На протяжении 160 лет на престоле сменилось всего четыре императора. Войны, если и велись, то в землях далеких и, для китайца, полусказочных - Синьцзян, Бирма, Тибет, Вьетнам.

В это же время, Европу каждые несколько десятилетий сотрясали конфликты, некоторые из которых, по масштабу, вполне могли быть названы мировыми войнами. В мирное время, европейские страны напрягали все свои силы, конкурируя.

Китайская дремота все больше оборачивалась из стабильности застоем и отставанием. Росла коррупция, резко выросшее население не могло себя прокормить, национальные окраины вспоминали старые обиды.

В 1840г. Англия нанесла удар, ставший критическим, начав войну за свободу наркоторговли. Это не преувеличение и не фигура речи. Именно так. Британская империя начала войну в ответ на «возмутительные и незаконные» попытки Китая ограничить английскую, преимущественно, контрабанду опиума.

Великие державы применяли тогда методы ограбления слаборазвитых стран еще более грубые, чем теперь, когда на вооружении приняты высокоточные процентные ставки, 203мм кредитные рейтинги, ковровые первичные размещения и отравляющий боевой консалтинг.

Следующие 110 лет стали периодом самого тяжелого упадка в истории страны. Восстания, эпическим масштабом больше похожие на гражданские войны. Возрождение из забытой древности феодальной, по сути, системы «милитаристов» - почти независимых провинциальных начальников, объединявших военную и гражданскую власть. Войны проигранные Англии, Франции, Германии, Японии.

В последней трети этого периода, после падения Империи в 1911, Китай был полем войны всех против всех, завершившейся только в 1950 бегством разбитых гоминьдановцев на Тайвань.

Чтобы показать масштабы катастрофы, можно обратиться к такой сугубо антинаучной дисциплине, как историческая экономика. Современные расчеты ВВП по ППС (пересчету покупательской способности) без труда различаются на десятки процентов даже у таких родственных организаций, как МВФ, Всемирный Банк и ЦРУ.

Несложно представить точность оценок ситуации какого-нибудь 1500 года, когда разница цен на компактные и распространенные товары могла достигать сотен раз (перец и специи на старте португальской торговли).
После всех оговорок. Душевой ВВП Китая 1950г. на четверть ниже 1840г. и соответствует уровню тысячелетней(!) давности.

Если в 1820г. душевой ВВП китайца втрое ниже английского, вдвое французского и американского, в полтора раза чешского и на 15% российского, то в 1950г. Китай уступает США и Швейцарии в 20 раз, разоренным войной европейскими странам: в 6.5 раз СССР, 8 Германии и Чехословакии, 12 Франции, 16 Англии.

Примерно такие же пропорции сохранялись к моменту смерти Мао. Все его чудачества и выходки не cмогли полностью уничтожить эффект единства и сильной власти. Затем началось то, что принято называть китайским чудом. Но есть ли в нем хоть что-то чудесное? По сей день Китай не достиг пропорций 1820г. При сохранении сегодняшних тенденции, на это уйдет еще лет десять.

Кроме КНР, существует еще четыре страны (территории) с китайским этническим большинством: Сингапур, Макао, Гонконг и Тайвань. Все 4 входят в тридцатку наиболее развитых и богатых стран, самый бедный из них Тайвань опережает Германию по душевому ВВП.

Неизбежное возвращение Китая в мировые лидеры – политические, экономические, интеллектуальные – никакое не чудо, а цивилизационная норма, прерванная невиданным в китайской истории полуторавековым унижением.

Добавить в друзья
Tags: Китай, история
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 34 comments