Александр Прост. Записки недоумевающего. (saint_prostata) wrote,
Александр Прост. Записки недоумевающего.
saint_prostata

Принцесса и Людоед

Давным-давно, в далекой сказочной стране жил Злобный Людоед, жестокий, бессердечный и коварный, к тому же ужасно нечистоплотный. Так, во всяком случае, про него говорили. В те темные, непросвещенные времена людей, сказочных персонажей, даже целые народы, страны и религии часто судили предвзято и несправедливо, руководствуясь самыми нелепыми предрассудками. Штампы и выдумки не раз приводили к чудовищным жестокостям, довольно вспомнить трагедии испанских морисков и трансильванских вампиров.



Злобный Людоед похитил Прекрасную Принцессу и запер ее в неприступной башне своего зловещего замка. Мало кто понимал, зачем мерзавцу понадобилась Прекрасная Принцесса. Одни считали, что Злобный Людоед полюбил ее всем своим черным сердцем. Другие, что он сделал это назло Мудрому Королю, сильно досаждавшему последние годы всякой нечисти. Злые языки, склонные к пустой болтовне, зубоскалили даже, будто Злобный Людоед запер Прекрасную Невесту на случай голодной зимы (Принцесса была в теле). Трудно теперь разузнать правду, даже в наши просвещенные времена психология Злобных Людоедов изучена слабо.

Мудрый Король, любивший дочь каждым уголком души, скрипя сердцем и суставами послал юного гонца договариваться со Злобным Людоедом. Месяца через два гонец вернулся, сильно раздавшимся, видимо, от пережитого ужаса. С тех пор он часто замирал посреди пира или оживленной беседы, глядя невидящим взглядом в пустоту, и по гладкой щеке стекала одинокая слеза. Деликатные придворные его не расспрашивали.

Злобный Людоед нагло требовал:

1. Безоговорочного, безусловного и международно признанного суверенитета над Дремучим Лесом, Непролазным Болотом и Заповедной Чащей.
2. Освобождения Лешего, Кощея, Лиха Одноглазого, ведьм, оборотней и других преступных элементов из темницы с выплатой им компенсации за конфискованное в казну движимое и недвижимое имущество.
3. Безотзывного покрытого аккредитива на 20 000 дукатов.

Только после исполнения отвратительного ультиматума Злобный Людоед соглашался отпустить Прекрасную Принцессу. «Никаких переговоров с террористами!» – решил Мудрый Король.

Министерство иностранных дел разослало циркуляры по всем посольствам в поисках квалифицированного подрядчика. Циркуляры содержали подробно составленное техническое задание и тактико-технические характеристики (дипломатично немного заниженные) Злобного Людоеда.

Вскоре поступило предложение от Бесстрашного Рыцаря, широко известного своими громкими победами. Смельчак просил аванс в 10 000 флоринов, а после исполнения подряда:

1. Руки Прекрасной Принцессы (необязательно)
2. 40 000 флоринов.
3. 50% плюс 1 акр территории королевства согласно последней кадастровой оценке.

С этим можно было согласиться, но Бесстрашный Рыцарь требовал нотариально заключенного соглашения, гарантированного эльфами из Сумрачного леса, гномами-под-горой и драконами Огненной долины. Со всеми тремя шутки плохи, лучше от них держаться подальше. «Проклятые времена, – посетовал Мудрый Король. - Идеалы рыцарства забыты». От услуг Бесстрашного Рыцаря пришлось отказаться.

Вскоре ко двору прибыл Отважный Рыцарь из Далекой страны. Он много рассказывал о своих победах над злыми волшебниками, великанами и даже драконом. Никто не сомневался: Отважный Рыцарь легко одолеет Злобного Людоеда. К тому же запросил он всего ничего: 200 золотых вперед на волшебный меч и зачарованные арбалетные болты, да руку Прекрасной Принцессы после подписания актов о выполнении.

Без всякого преувеличения вся столица провожала Отважного Рыцаря на Восточной дороге, ведущей к Дремучему лесу и замку Злобного Людоеда в Заповедной чаще. Увы, никогда больше никто не видел Отважного Рыцаря, он не вернулся с дороги Доблести. Злобный лгун и подлый шут, профессор логики нашего университета, клеветал, будто бы встретил пьяного Отважного Рыцаря в первом же кабаке после границы с нашим западным соседом. Чтобы мерзавцу впредь было неповадно клеветать на наших героев и шляться по кабакам, ему отрезали язык, а Отважному Рыцарю поставили величественный памятник у подножья Львиного фасада кафедрального собора столицы.

Тогда же в королевстве мучился несчастьями Благородный Юноша. Его отец не стерпел унижения и горечи Святых мест, оскверненных погаными магометанами. Он заложил все свои родовые земли: Красный холм, Желтое ущелье и Зеленое озеро жестокосердному ростовщику Кредиту Ипотекусу, снарядил отряд и отправился биться за Христово дело.
Благородный Отец отличился в Святых местах необыкновенной смелостью и благородством. Захватывал города и жег мечети, без счета убивал магометан, раскольников греков и еретиков сирийцев, их жен, детей и стариков. Он отрубал головы врагам нашей милосердной веры, жег их на кострах, колесовал, четвертовал, выкалывал глаза, разрывал лошадьми на части, сажал на кол и просто вешал. Благородный Отец так бескорыстно защищал истинную веру, что святейший папа римский утвердил создание на захваченных землях Хайфского маркизата, пожаловав Благородного Отца маркизом.

И тут за грехи наши Отец небесный обрушил громоподобный гнев. Подлые сарацины захватили только что отстроенный замок только что титулованного маркиза. Даже штукатурка не везде успела просохнуть. Благородного Отца подло повесили на зубцах крепостной стены, хотя человека благородного происхождения можно только обезглавить, да и то после суда равных. Но подлые сарацины попирают законы божие, что им законы человеческие?

Благородный Юноша оказался в тяжелейшем положении. Жестокосердный ростовщик Кредит Ипотекус бесстыже требовал своевременных выплат и отверг великодушное предложение передать ему в уплату Хайфское маркизство. «Недостоин, - ответил он ковыряясь серебряной зубочисткой во рту, - люди мы простые, нам бы золотишком, кхе-кхе». Поганые сарацины и вовсе не ответили на щедрое предложение Благородного Юноши. Должно быть, по дикости своей не сумели разобрать латыни письма.

Вдобавок, согласно традиции, при переходе феода к наследнику надлежало выплатить короне установленный подарок: 541 золотую монету, 65 молодых бычков каждый весом не меньше трех марсельских квинталов, 316 бочонков красного, 600 овец обычного размера, 1450 кроликов и еще кое-что по мелочам. Мудрый Король был не из тех, кто легкомысленно относится к традициям, и настаивал на немедленной выплате подарка.

Благородному Юноше оставалось либо податься в разбойники на имперском тракте, либо нашить на плащ крест, но к этому он чувствовал наследственное отвращение.

Благородный Юноша пал в ноги к нашему милостивому монарху, моля не лишать земель, принадлежавших семи поколениям его славных предков. Мягкое сердце Мудрого Короля дрогнуло: «Разберись с этим чертовым Людоедом, верни мне дочь, и ты навсегда забудешь о нужде», - пообещал Мудрый Король, как он любил, слегка расплывчато.
Страдания несчастного старика тронули Благородного Юношу, и он поклялся не пожалеть жизни, чтобы вернуть Прекрасную Принцессу. В подтверждение своих слов, Благородный Юноша ударил шлемом об паркетный пол Тронного зала. Во дворце до сих пор показывают туристам оставшуюся вмятину, хотя полы с тех пор полностью перестилали уже 8 раз.

Мудрый Король не видел особого риска. Если Благородный Юноша не вернется, он все равно получит выкуп за феод от наследника, ну или, еще лучше, сам феод. Если же вернется с Прекрасной Принцессой, то пусть Ипотекус только попробует требовать каких-то там денег с героя, чтимого всем королевством.

Надо сказать, сам Король, как почти все благородные люди королевства, немало задолжал жадному и подлому ростовщику. Его Величество недаром прозвали Мудрым Королем, он давно ждал удобного случая принять новый эдикт о долгах и монетах, спасающий лучших людей королевства.

Бессердечный Кредит Ипотекус заключал свои безбожные сделки только в полновесной монете: венецианском дукате и флорентийском флорине. Королевский эдикт пересчитывал все долги в наш золотой гульден, что очень справедливо. Во-первых, не годится платить в своих землях чужой монетой, во-вторых, монета нашего королевства, быть может, красивей всякой другой в Европе. У наших золотых привлекательный красноватый оттенок, происходящий от чеканки из чистейшей меди с легкой добавкой олова и свинца.

Благородный Юноша больше увлекался поэзией и музыкой, чем ратным делом. Он писал очень милые стишки и ловко управлялся с клавесином, но с оружием был весьма неуклюж. Однако, делать нечего, Благородный Юноша надел помятую дедовскую кольчугу, оседлал верного, хотя и состарившегося скакуна, сложил в узелок лютню, да смену белья (герой был ужасно чистоплотен) и отправился в путь. Многие дамы плакали, глядя как он удаляется прочь от замка, покачиваясь в седле своей дряхлой лошадки. Даже по щеке Мудрого Короля пробежала мимолетная слеза. Увы, королевская мантия требует иной раз исполнить долг, какой бы жестокой болью не отзывалось это в чувствительной душе.

Благородный Юноша отправился в дальнюю дорогу. Мимо тянулись бесконечные леса и холмы, поля и болота, горы и луга, мельницы и трактиры, хутора и деревни. Путь был долог, старая лошадка нетороплива и только через три с половиной часа показалась опушка Дремучего Леса. (Путь мог бы оказаться короче, но волшебный клубок барахлил, замирал на перекрестках и терял связь с чародейским ведомством при дворе Его Величества. Приходилось стучать клубком по дереву, а если и это не помогало, разматывать и сматывать).

Храбрый рыцарь тяжело вздохнул, опустил забрало и тронулся вглубь ужасной чащи, сквозь непролазный бурелом Дремучего Леса. Пугающе ухала сова, угрожающе кричала выпь, зловеще завывал ветер в кронах деревьях. Бесстрашное сердце замирало в груди рыцаря. Между стволов мелькнула быстрая тень волка-оборотня, оказавшегося бобром. Лес был таким огромным и густым, что Благородный Юноша то и дело терял из виду то Непролазное Болото, то Заповедную Чащу, а несколько раз то, и другое разом.

Через бесконечные четверть часа сквозь деревья проступил силуэт зловещего замка. Толстые, неприступные стены потрескались от времени на стыках гипсокартонных листов. Башня замка вздымалась так высоко в небо, что растущая рядом рябина едва достигала венчавших башню зубцов.

Перед парадным входом, возле звонка, висела зловещая надпись, сочащаяся безжалостной злобой:

Торговым агентам и проповедникам вход СТРОГО запрещен.
Прием героев ТОЛЬКО по вторникам с 14:00 по 15:00. При себе иметь рекомендации и сменную обувь.

Благородный Юноша, стащив сапоги, прокрался в логово Людоеда. Замок был пустынен, никто не встретился бесстрашному рыцарю на его опасном пути. В обширной зале на кушетке спал черноволосый мужчина редкой красоты. Благородный Юноша занес над ним дедовский меч не столько острый, сколько увесистый. И тут его охватили сомнения. Для Людоеда у спящего был слишком изящный профиль, чересчур нежный цвет кожи и излишне правильный нос. Надо сказать, убийство невинного считается в наших краях тяжким проступком и безжалостно карается церковным покаянием и принуждением к покупке дорогостоящей индульгенцией. Если же жертва благородного происхождения, то еще и паломничеством к святым местам. Страх тяжкого греха убийства невинного дворянина смутил чистую душу храбреца. Благородный Юноша трижды заносил меч и трижды останавливал руку.

Внезапно на голову бесстрашного рыцаря словно обрушилась скала. Он пал на пол. Над ним возвышался жуткий и уродливый монстр. Спутанная копна волос над перекошенным злобой лицом. Огромные щеки свисают до плеч. Гигантские перси колышутся и перекатываются под грязной сорочкой. Толстые руки и ноги, покрытые множеством отвратительных складок, выступали из раздутых жиром одежд. Ужасающий монстр сжимал деревянную лопату, окропленную кровью героя.

- Что случилось? – недовольно спросил черноволосый красавец, пробудившись от сна.

- Он хотел зарезать тебя, милый, - неожиданно пискляво сказал монстр и вновь ударил Благородного Юношу по шлему.

Мир потемнел в глазах бесстрашного рыцаря и исчез.

Благородный Юноша очнулся обнаженным возле пруда, наполненного прозрачной водой. Стенки были выложены изысканным рисунком старинной мозаикой, негромко журчал ручей, радуги играли в искрящемся потоке.

- Где я? В раю?

- В раю? – ответил черноволосый красавец. – Ну, нет, это место сохранилось здесь со времен безжалостного сарацинского ига.

- А… Сэр, вы тоже в плену у Злобного Людоеда? - Благородный Юноша вспомнил случившееся, - неужели этот монстр женщина?

- Не совсем, сэр. Это был… была не он… она.

- Кто же это жуткое чудовище?

- Вообще-то, Прекрасная Принцесса.

Благородный Юноша замер пораженный.

- А вы, простите, сэр?..

- Меня называют по-разному. Знаете, люди могут простить любое преступление, но никогда не прощают тех, кто хоть немного непохож на них.

- Вы, извините, Людоед?

- Это очень грубо и несправедливо. В юности я некоторое время страдал зависимостью от определенных видов белков. Но уже много лет, почти три, если говорить точно, как у меня нашли повышенный холестерин, и я стал принципиальным веганом. Но люди, люди… Каждую невинную юношескую страсть будут припоминать тебе до старости. И все это только потому, что ты не такой как они…

- Простите, сэр.

- А вы как сюда попали, сэр?

- Я бродячий торговец, предлагаю превосходные ножи по невероятно выгодной цене.

Прекрасный Людоед достал меч героя и потрогал лезвие изящным пальцем:

- Хм, туповат.

- Простите, сэр, - щеки Благородного Юноши покрыла краска стыда. Он был искренен и честен.

- Оставим. Быть может, вы знаете о судьбе моих друзей? Что сталось с Кощеем?

- Яйцо разбито, иголка сломана. Утку подавали на праздничном фуршете. Очень мило запекли с яблоками и черносливом. Потрясающий соус, знаете, такой…

- Леший? – перебил Прекрасный Людоед.

- Сожгли.

- Ведьмы?

- Утопили.

- Оборотни?

- Четвертовали.

- А, Лихо? – голос Людоед прервался. – Что они сделали с Лихушкой?

- Сперва ему загнали кол в… - Благородный Юноша честно и подробно рассказал, что сделали с Лихо Одноглазым.

Прекрасный Людоед обхватил лицо ладонями. Между тонких пальцев побежали хрустальные слезы.

- Ах, Лихушка, Лихушка, как же мне жить без тебя? Зачем?

- Мне очень жаль, - Благородный Юноша неловко погладил Людоеда по белоснежному плечу.

- Спасибо. Вы очень добры, любезный сэр. Добры и красивы.

Людоед поднял на Благородного Юношу прекрасные глаза, наполненные сверкающей влагой. Губы сами собой встретились с губами, тонкие и изящные руки с волосатыми ягодицами. Они слились в акте прекрасной и упоительной любви.

- Мне все отвратительно теперь здесь, - говорил Прекрасный Людоед, играя кудрями на животе Благородного Юноши, - все напоминает об ушедшем счастье, о любви, о близких. Еще эта ужасная и навязчивая баба. До заката возлюбленные шептались, выдумывая план спасения и будущей жизни.

Следующим утром Благородный Юноша твердой походкой вошел в тронный зал.

- Мое сердце разрывается, когда я вижу ваше отцовское горе, - сказал он Мудрому Королю, - и готов вернуть вашу дочь.

Все, кто был в тронной зале, восхищенно выдохнули.

- Я не ищу награды и не жду благодарности. Защищать слабых и обиженных, верно и бескорыстно служить своему сюзерену - мой рыцарский долг. Поэтому, хотелось бы обсудить условия.

- Все что угодно! - вскричал король. – Только назови.

- Хотелось бы получить 50% плюс 1 акр территории королевства согласно последней кадастровой оценке, на условиях безоговорочного, безусловного и международно признанного суверенитета.

- Конечно! Ради дочери я готов на все!

- В таком случае, вы не будете возражать приложить большую королевскую печать к этому пергаменту? – Благородный Юноша достал из панциря небольшой пергамент.

- Разумеется! – Мудрый Король вытащил из складок мантии огромную печать, украшенную изумрудом.

- Одну секунду, можно пригласить эльфа из Сумрачного леса, и уполномоченного гнома-под-горой? Они ожидают в Орлином дворике. От драконов Огненной долины должны прилететь совсем скоро.

- Да-а-а, - Мудрый Король разочарованно сдвинул корону на затылок и спрятал печать, - идеалы рыцарства забыты. Неужели ты не веришь своему сюзерену на слово?

- Конечно, верю. Но с эльфом, гномом и драконом как-то спокойней.

- Я не совсем точно расслышал условия, - сказал Мудрый Король, - не мог бы ты повторить.

Очень скоро, уже на закате следующего дня, они договорились. В подтверждение Благородный Юноша снова ударил шлемом об пол, но эта вмятина не сохранилась и туристам ее не показывают. Вот условия соглашения без лжи и утайки:

1. Корона берет на себя долги Благородного Юноши и его отца.
2. Феод освобождается от подарка.
3. К феоду присоединяются Оранжевая долина, Синяя гора и Фиолетовая бухта.
4. Объединенные земли получают статус герцогства, на условиях широкой автономии, с правами конфедерации.
5. В казну поступают людоедские земли: Дремучий Лес, Непролазное Болото и Заповедная Чаща, свободные от обременений, без ипотеки и аренды.
6. На имя Благородного Юноши выписывается безотзывный покрытый аккредитив на 10 000 дукатов.
7. Условия сделки вступают в силу по факту возвращения Прекрасной Принцессы по акту приемки-передачи, подтвержденного уполномоченными свидетелями.

Так закончилась эта история наполненная подвигами и благородством. Принцесса вскоре вышла замуж за наследника соседского королевства, навсегда положив конец злосчастной распре за Волчьи острова. Мудрый Король получил Непролазное Болото со значительными запасами горючей смолы и зловонного газа.

Благородный Юноша и Прекрасный Людоед прожили долгую, счастливую жизнь. Новое герцогство пережило под их управлением настоящий золотой век, став беспримерным образом процветания, справедливости и равенства. Достаточно сказать, что они ни разу не воспользовались правом первой ночи, а всегда продавали его на открытых торгах или дарили любимым и уважаемым друзьям. Чаще всего нашему епископу, прославленному святостью поведения и добродетелью.

Флаг герцогства составили цвета Красного холма, Оранжевой долины, Желтого ущелья, Зеленого озера, Синей горы и Фиолетовой бухты. Флаг этот и по сей день развевается по всему миру, прославляя высокую любовь и самоотверженное рыцарство.



Tags: литературка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 46 comments