Александр Прост. Записки недоумевающего. (saint_prostata) wrote,
Александр Прост. Записки недоумевающего.
saint_prostata

Матильда

Подвергся насилию и осмотрел «Матильду». Поразительное зрелище. Отечественное киноискусство, по мне, заслуживает снисхождения, но в данном случае найти оправдания сложно. К превосходным интерьерам, чудесным декорация и роскошным костюмам забыли добавить хоть немного сценария. Не в том смысле, что сценарий нехорош, совсем нет – сценария вовсе не существует.

Трудно понять, как приключилось такое несчастье. Единственная мыслимая технология изготовления подобного текста представляется примерно следующей: шестеро мужчин запираются в гостиничном номере с ящиком дешевого виски, минут за двадцать набрасывают на салфетке синопсис, после распределяют сцены и терзают до утра клавиатуры стареньких ноутбуков. «Коля, у тебя есть зарядка?», «хлопнем?», «Серега, плесни» – только редкие реплики, стук клавиш да шумные выдохи вслед за глотанием нарушают деловитую тишину. Утром файл собрали из кусочков, распечатали и отнесли в «Фонд кино», после чего снимали фильм, не поменяв ни единой буквы. Правдоподобным не выглядит, но объяснения лучше у меня нет.

Кино – грубое искусство, охотно жертвующее логикой и правдоподобием ради драматизма и занимательности. Не такова «Матильда», тут связность повествования и здравый смысл удалены без видимой цели. Нельзя понять, зачем персонажи действуют так нелепо и глупо, как развиваются их отношения, что они за люди. Нелепица следует за чепухой, чепуха за чудовищной натяжкой.

Проходят скачки, больше похожие на голодные игры. Участники в винтажных противогазах несутся на лошадях сквозь огонь. На одной трибуне за зрелищем наблюдают блистательные офицеры в нарядных мундирах, на другой и последней балерины в летнем-нарядном. Судя по всему, наряду с раздельным обучением существовал отельный просмотр зрелищ. К слову сказать, императорский балет зачем-то представлен в картине откровенным борделем. Николай увлекает Кшесинскую в люксовую палатку (там есть палатка, видимо, как раз на подобный случай). Естественно, сексуальную жизнь наследника российского престола и незамужней балерины глупо скрывать от посторонних. Открытость и прозрачность. В люксовой палатке стоит люксовая койка. Усадив на нее балерину, Николай слегка раздевает девушку и предлагает предаться одноразовой страсти в обмен на ценную цацку. Кшесинская отвергает предложение, гордо отшвыривает цацку, рассыпает кулек высокопарностей и устремляется прочь, застегивая на ходу нарядное. Тем временем (этот термин описывает только монтаж) смертельную скачку выигрывает поклонник Матильды поручик Воронцов (в роли мучается Данила Козловский). Он видит, как метрах в тридцати балерина и наследник заходят в палатку, бросается к ним и достигает цели как раз тогда, когда Кшесинская выходит на свежий воздух. Заметим, время тут течет нелинейно, у Воронцова прошло от силы секунд десять – пятнадцать, у будущих любовников столько же минут. Повода расстраиваться у поручика казалось бы нет, предмет страсти провел в палатке время, за которое мужчине можно только отказать. К несчастью для поручика, сюжет (назовем это так) надо двигать, поэтому он влетает в палатку и хлопает Николая по физиономии. Следом вбегают конвойные казаки и вяжут злоумышленника. Так-то они наследника охраняют, но им было интересно, чем дело обернется, поэтому молодцы пропустили жаждущего пообщаться с будущим императором наедине. Я почти не шучу и совершенно не преувеличиваю, именно так в картине все и происходит.

Каков киношный Николай? Абсолютно непонятно. Весь фильм он совершеннейший слизняк, бесхарактерный и истеричный. Однако в финале демонстрирует величие характера и устраивает какую-то дикую тризну по погибшим на Ходынском поле с фейерверком. (Фейерверк явно наполнен глубоким символизмом, мной непонятым). Реальный Николай, как известно, никаких тризн не устраивал, а отправился плясать на балу, траур объявлен не был, торжества в честь коронации планово продолжились. Речь здесь не об исторической правде, ничего подобного, конечно, от развлекательной костюмной драмы требовать нельзя. Я о другом. Вы что сказать-то хотели? Ваш Николай слизняк? Или полный величия отец отечества?

Кстати, о символах. Фильм переполнен трехрублевой символикой. Императорский поезд летит под откос, столкнувшись с крестьянской повозкой. Александре Федоровне, готовясь к коронации, проверочно крепят к прическе корону заколкой, больше похожей на тюремную заточку. Наносится рана, по венценосному челу струится кровь, предвещая неприятности в подвале Ипатьевского дома.

Какова Кшесинская? Как она относится к Николаю? Киношная Матильда ведет себя настолько глупо, что невозможно понять, как она кружила голову сперва наследнику престола, а затем двум великим князьям, да и вообще хоть кому-нибудь.

Александр III любуется фотографиями Кшесинской, передает снимки сыну и говорит что-то вроде: «Вот такая тебе нужна. Не то что твоя немка. Как там ее?». Император не знает невесты сына, он ее не выбирал, не утверждал и ему, по большому счета, не очень-то интересно на ком там женится наследник престола. Даже для условного мира кинематографа это сильно чересчур. Все-таки значение престолонаследия и династических браков очевидно и широко известно. Вдобавок, ровно через пять минут Александр III Кшесинскую не узнает.

Обе императрицы ведут себя совершенно непотребно, сложно представить, что этих дам с рождения готовили представительствовать и держаться с достоинством, в некоторых эпизодах они выглядят законченными хабалками (видимо, это должно демонстрировать борьбу матери и жены за мужа и сына).

Присутствует в картине зловещий немецкий ученый, гений на службе зла, забежавший на съемки из мира марвеловских комиксов. Убедительным он не вышел, что делает в исторической костюмной драме непонятно. Наверное, заблудился.

Присутствует и безжалостный НКВДшник, заведующий федер… императорской службой охраны. Персонаж удачно дополняет ряд нелепых уродцев, населяющих картину. Он совершенно недееспособен и только сыпет бессильными угрозами. Беспомощность этого жалкого человечка вызывает щемящую неловкость.

Во дворце готовятся к коронации, туда прибывает Матильда, Николай объясняет, что дворец выстроили для нее, это подарок. После чего, надо думать, выселяет из дворца маму, невесту и прочую свиту.

Среди всего этого маразма прыгает нелепый персонаж Данилы Козловского, горит немыслимый плот с привязанным динамитом.

Продолжать можно и дальше, да только едва ли нужно.

Что это за хамство и бесстыдство? Как так можно?

Tags: кино
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 22 comments