Александр Прост. Записки недоумевающего. (saint_prostata) wrote,
Александр Прост. Записки недоумевающего.
saint_prostata

Троцкий, Медичи и Маркес

Жизнь полна боли и разочарований. Я прекратил просмотр сериала «Медичи», обессилив от унылого позора. А как все начиналось!
Тема замечательная. По моему радикальному мнению, Медичи, в первую очередь Козимо Старый и Лоренцо Великолепный, ну и ладно, буду щедрым, Пьеро Подагрик сделали для человечества не меньше, чем Рафаэль, Донателло и Микеланджело. А может, и побольше. Без их страсти к знанию, щедрости и терпения Ренессанс никогда не состоялся бы с таким взрывным блеском.

Снял сериал Netflix из чего вытекает огромный бюджет. У них Дастин Хофманн Джованни ди Биччи играет! На Козимо Старого взяли Робба Старка из «Игры престолов». И самое главное, история ранних Медичи – такой триллер, где выдумывать ничего не нужно, реальных драматических коллизий хватит на десять сезонов.

Создатели сериала чудесным образом переработали этот превосходный материал в занудную жвачку. Просто невероятно, до какой степени можно все испоганить. Нет, интерьеры, костюмы и компьютерная графика выше всяких похвал. Одна Санта-Мария-дель-Фьере без знаменитого купола чего стоит. Куполлоне (куполище), зовут его флорентинцы. Профессиональный историк наверняка нашел бы к чему придраться, но у меня антураж вызвал только аплодисменты.

Сюжет же сделан чудовищно. Центральная коллизия первых шести серий (и двадцатых-тридцатых XV века Флоренции) соперничество Альбицци и Медичи. Ладно Ринальдо сделали ровесником Козимо, хотя в реальности он на двадцать лет старше. Может и неплохая идея показать, как дружба молодых людей разваливается под влиянием политических и семейных интересов. Я другого понять не могу. От сериала полное ощущение, что подлый Альбицци бьется за власть, а благородный Козимо за справедливость.

Дрожь отвращения мешает мне подбирать слова.

– Дебилы! – это, если выражаться сдержанно.

Во Флоренции кипела борьба двух партий, Медичи были лидерами пополанов, партии средних и отчасти бедных слоев. Альбицци возглавляли партию наследственной купеческой, банковской и цеховой верхушки, партию городской олигархии.

Сами Медичи к тому времени уже стали крупнейшими итальянским банкирами, обладателями фантастического состояния. Кстати сказать, это вечный сюжет. Чтобы далеко не ходить, недовольство элитами в США недавно вылилось в избрание миллиардера Трампа. Казалось бы, у авторов в руках яркий социальный конфликт, высокомерие олигархии, популизм Медичи, горькая ирония истории, но нет, на замену предложено жевание соплей с грозными взглядами и раздуванием ноздрей.

Силы мои кончились на возвращение Медичи из первого изгнания. Козимо всеми силами защищает сперва Ринальди Альбицци от смертной казни, потом имущество Альбицци от конфискаций. Бог с ним, что в реальности политические казни почти не использовались и по очень простой причине: легитимация таких крайних мер создавала угрозу для всех, учитывая переменчивость политического рельефа Флоренции.

Настоящий Козимо Медичи слабоумием не страдал, иначе не удержался бы тридцать лет во главе беспокойной Флоренции. Козимо Старый превосходно знал, что деньги и власть – разные агрегатные состояния одного и того же. После победы он с удовольствием перераспределил имущество побежденных в пользу сторонников, ну и свою конечно. Правда, перед этим он защищал Альбицци, но именно настолько вяло, чтобы самые несмышленые единомышленники уловили намек.

Добил меня эпизод, где Козимо показывают «Давида» Донателло. «Потрясающе, – говорит киношный Козимо, – эту красоту должны видеть все! Поставьте его во двор».
Судя по всему, Медичи устраивали у себя во дворе дискотеки, иначе кто там мог увидеть скульптуру, кроме домочадцев? Невозможно понять, почему не использовать подлинную историю донателловского «Давида», очаровательную и смешную, раскрывающую характер Козимо, всю его снисходительную терпеливость с гениями.

Фактически Козимо Старый обладал почти диктаторской властью, но формально Флоренция оставалась республикой, где скрупулезно соблюдалась старинная необыкновенно запутанная демократическая процедура. Старый лис внимательно следил за поддержанием декораций, изображая обычного гражданина, пусть и авторитетного.

В тогдашней символике Давид означал демократию, маленького человека, народ в его борьбе с тираном Голиафом. Кстати сказать, более поздний и еще более знаменитый «Давид» был заказан у Микеланджело в период очередного изгнания Медичи и установлен на главной площади в лоджии Лацци. Символика вполне очевидная: идеально сложенный флорентийский народ одолел отвратительную тиранию. Отдельное спасибо Медичи, что, вернувшись, они скульптуру не тронули.

По всей видимости, Козимо хотел преподнести бронзу в подарок городу, чтобы лишний раз подчеркнуть преданность республиканским идеалам. Характерно, что у Давида целых два лавровых венка (на шляпе и постаменте), в данном случае это не только символ победы, но и отсылка к святому покровителю семейства Медичи Лоренцо (Lorenzo), который созвучен лавру (lauro).

Донателло создал шедевр, ничего подобного никто не делал со времен античности, но продемонстрировать подобное произведение широкой публике нечего было и думать, по довольно забавным причинам.

Италия вообще, а Флоренция в особенности, широко славились распространением гомосексуализма. В тогдашнем французском соответствующий порок назывался итальянским, а в немецком сленге присутствовало словечко «флорентинец». Незадолго до того, после неудачной войны с Луккой, многие связывали слабость армии с распространением гомосексуализма среди юношества. В превентивных целях у Старого рынка даже открыли несколько недорогих борделей.

«Давид» вышел совершенно очевидным гомосексуалистом. Про этого игривого парня и так все очевидно, а флорентинцы вдобавок хорошо знали Донателло, и репутация у него была по этой части самая однозначная. Установить нечто подобное в публичном месте, да еще как символ гражданственности, было совершенно немыслимо.

Для средневекового человека ситуация выглядела вполне ясно и довольно опасно для Донателло. Большой начальник, властитель государства, судеб и гор золота, заказывает ремесленнику дорогостоящую работу, тот исполняет ее с изумительным мастерством, но с заведомо издевательским изъяном, исключающим использование по назначению. Делает, скажем, тканые золотом штаны с огромной дыркой на заднице. Неприятности ждали у такого ремесленника.

К счастью для человечества, Козимо Старый не принадлежал уже средневековью, он не считал Донателло кузнецом высшей категории. Очень может быть, что ему действительно принадлежит приписываемая фраза: «этих гениев нужно воспринимать так, словно они не из плоти сделаны, а сотканы из звездной пыли».

Козима увидел шедевр, расплатился и оставил у себя в частном владении возможно, тяжело вздохнув, а Донателло продолжил пользоваться покровительством Медичи.
Как можно отказаться от этой чудесной истории? Она ведь очень показательно раскрывает, как непросто приходилось Медичи с беспокойной толпой гениев, окружавших их, какого нечеловеческого внимания и терпения требовали их бесконечные выходки. Все эти скандалы, истерики, обесчещенные девицы, драки, обрюхаченные монахини и даже убийства.

Взамен сюжет сериала движет убогая выдумка. Якобы Козимо мечтал стать художником, но папа заставил его стать банкиром. Здесь в чем глупость: Козимо, действительно, мыслил совершенно революционно для своего времени, но ренессансный человек, как и средневековый, оставался в рамках традиционного общества, до сих пор, кстати сказать, сохраняющегося много где, включая и некоторые регионы нашей страны.

В отличие от современного общества, в обществе традиционном человек видит себя не только индивидуальностью, но продолжением отца и деда, неся обязательства перед родом, предками и потомками. Такому человеку в голову не придет бросить поприще своего великого рода ради самореализации.

Ну и, конечно, как бы не восхищались Медичи художниками, ровней они их, разумеется, не считали.

Сериал отчасти оживает в любовных линиях. Козимо дважды, с двадцатилетним перерывом, увлекается женщинами, тут повествование становится хотя бы психологически правдоподобным.

Козимо Старый любил жизнь и, очень вероятно, женщин, но ведь не только. Он любил книги, деньги, греческую философию, Тоскану, своих друзей, античные древности, гениев, Флоренцию, красоту во всех проявлениях, политику, детей и внуков, загородное поместье в Кареджи, ловкие интриги и Италию. Этот человек был искренне и глубоко увлечен, к примеру, платоновской философией. Он тратил фантастические суммы, собирая, покупая, копируя и даже, говорят, воруя книги по всей Европе, он основал первую публичную библиотеку. Козима (вместе с сыном и внуком) создал облик сегодняшней Флоренции, потратив немыслимые деньги на ее украшения. Всю эту красивую, сложную, яркую и совершенно реальную жизнь авторы заменили чем-то таким же стереотипным, как весенний Париж на фоне Эйфелевой башни.

Это ведь не о Козимо Старом и не об отце его Джованни Ди Биччи. Это о пареньке из Канзаса (Южной Каролины, Монтаны, Мельбурна, Ливерпуля), который мечтал уехать в большой город учиться на киношника. Ретроград папаша его не пускал, пытался приставить к семейному делу (аптеке, автомастерской, ресторану). Паренек одолел и уехал, но может напрячь воображение и представить, что остался. Самые яркие эмоции в жизни принесли ему две любовные истории. Сперва в родном городке с одноклассницей, затем, двадцать лет спустя, с девушкой сильно младше – дело едва до развода не дошло или дошло, не важно.

Ровно эта история нам и рассказана, поскольку другой авторы не знают, а ни понять, ни выдумать чужую не в силах.

Собственно, это типичная история для биографий (употребление слова «байопик» ведь не введено пока законодательно?). Довелось мне тут посмотреть пару серий «Троцкого» – все то же самое.

Троцкий действительно был жесток, математически жесток, я бы сказал, и честолюбив, он даже страшнее, намного страшнее, чем в сериале, но этим не исчерпывается. Троцкий – человек идеалов, его ценности и стремления далеко выходили за пределы личного комфорта (денег), славы (Оскара) и употребления кинозвезд. Он грезил земным раем, обществом справедливости и благоденствия, и обладал самыми стойким и разветвленным представлениям о методе построения такого рая.

В художественном смысле важно не то, насколько верны или разумны его идеи, а то что без них рассказать о Троцком невозможно. Так и получилось, вместо драматической биографии яркого, сложного и спорного человека, нам рассказали про то, как переменился парень, когда его назначили главным режиссером.

Такое уже случалось многократно и, без сомнения, будет повторяться снова и снова. В этом роде мартышки сняли бы сериал о Габриэле Гарсии Маркесе. Писатель у них бы очень убедительно ел бананы и размножался, а в остальном вышла бы туманная карикатуру, мартышки ведь не понимают, зачем и как живет такой человек, для чего садится за стол, обложившись книгами и блокнотами.

Tags: глупость, история, кино, ренессанс
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments