Category: общество

Троцкий, Медичи и Маркес

Жизнь полна боли и разочарований. Я прекратил просмотр сериала «Медичи», обессилив от унылого позора. А как все начиналось!
Тема замечательная. По моему радикальному мнению, Медичи, в первую очередь Козимо Старый и Лоренцо Великолепный, ну и ладно, буду щедрым, Пьеро Подагрик сделали для человечества не меньше, чем Рафаэль, Донателло и Микеланджело. А может, и побольше. Без их страсти к знанию, щедрости и терпения Ренессанс никогда не состоялся бы с таким взрывным блеском.

Снял сериал Netflix из чего вытекает огромный бюджет. У них Дастин Хофманн Джованни ди Биччи играет! На Козимо Старого взяли Робба Старка из «Игры престолов». И самое главное, история ранних Медичи – такой триллер, где выдумывать ничего не нужно, реальных драматических коллизий хватит на десять сезонов.

Создатели сериала чудесным образом переработали этот превосходный материал в занудную жвачку. Просто невероятно, до какой степени можно все испоганить. Нет, интерьеры, костюмы и компьютерная графика выше всяких похвал. Одна Санта-Мария-дель-Фьере без знаменитого купола чего стоит. Куполлоне (куполище), зовут его флорентинцы. Профессиональный историк наверняка нашел бы к чему придраться, но у меня антураж вызвал только аплодисменты.

Сюжет же сделан чудовищно. Центральная коллизия первых шести серий (и двадцатых-тридцатых XV века Флоренции) соперничество Альбицци и Медичи. Ладно Ринальдо сделали ровесником Козимо, хотя в реальности он на двадцать лет старше. Может и неплохая идея показать, как дружба молодых людей разваливается под влиянием политических и семейных интересов. Я другого понять не могу. От сериала полное ощущение, что подлый Альбицци бьется за власть, а благородный Козимо за справедливость.

Дрожь отвращения мешает мне подбирать слова.

– Дебилы! – это, если выражаться сдержанно.

Во Флоренции кипела борьба двух партий, Медичи были лидерами пополанов, партии средних и отчасти бедных слоев. Альбицци возглавляли партию наследственной купеческой, банковской и цеховой верхушки, партию городской олигархии.

Сами Медичи к тому времени уже стали крупнейшими итальянским банкирами, обладателями фантастического состояния. Кстати сказать, это вечный сюжет. Чтобы далеко не ходить, недовольство элитами в США недавно вылилось в избрание миллиардера Трампа. Казалось бы, у авторов в руках яркий социальный конфликт, высокомерие олигархии, популизм Медичи, горькая ирония истории, но нет, на замену предложено жевание соплей с грозными взглядами и раздуванием ноздрей.

Силы мои кончились на возвращение Медичи из первого изгнания. Козимо всеми силами защищает сперва Ринальди Альбицци от смертной казни, потом имущество Альбицци от конфискаций. Бог с ним, что в реальности политические казни почти не использовались и по очень простой причине: легитимация таких крайних мер создавала угрозу для всех, учитывая переменчивость политического рельефа Флоренции.

Настоящий Козимо Медичи слабоумием не страдал, иначе не удержался бы тридцать лет во главе беспокойной Флоренции. Козимо Старый превосходно знал, что деньги и власть – разные агрегатные состояния одного и того же. После победы он с удовольствием перераспределил имущество побежденных в пользу сторонников, ну и свою конечно. Правда, перед этим он защищал Альбицци, но именно настолько вяло, чтобы самые несмышленые единомышленники уловили намек.

Добил меня эпизод, где Козимо показывают «Давида» Донателло. «Потрясающе, – говорит киношный Козимо, – эту красоту должны видеть все! Поставьте его во двор».
Судя по всему, Медичи устраивали у себя во дворе дискотеки, иначе кто там мог увидеть скульптуру, кроме домочадцев? Невозможно понять, почему не использовать подлинную историю донателловского «Давида», очаровательную и смешную, раскрывающую характер Козимо, всю его снисходительную терпеливость с гениями.

Фактически Козимо Старый обладал почти диктаторской властью, но формально Флоренция оставалась республикой, где скрупулезно соблюдалась старинная необыкновенно запутанная демократическая процедура. Старый лис внимательно следил за поддержанием декораций, изображая обычного гражданина, пусть и авторитетного.

В тогдашней символике Давид означал демократию, маленького человека, народ в его борьбе с тираном Голиафом. Кстати сказать, более поздний и еще более знаменитый «Давид» был заказан у Микеланджело в период очередного изгнания Медичи и установлен на главной площади в лоджии Лацци. Символика вполне очевидная: идеально сложенный флорентийский народ одолел отвратительную тиранию. Отдельное спасибо Медичи, что, вернувшись, они скульптуру не тронули.

По всей видимости, Козимо хотел преподнести бронзу в подарок городу, чтобы лишний раз подчеркнуть преданность республиканским идеалам. Характерно, что у Давида целых два лавровых венка (на шляпе и постаменте), в данном случае это не только символ победы, но и отсылка к святому покровителю семейства Медичи Лоренцо (Lorenzo), который созвучен лавру (lauro).

Донателло создал шедевр, ничего подобного никто не делал со времен античности, но продемонстрировать подобное произведение широкой публике нечего было и думать, по довольно забавным причинам.

Италия вообще, а Флоренция в особенности, широко славились распространением гомосексуализма. В тогдашнем французском соответствующий порок назывался итальянским, а в немецком сленге присутствовало словечко «флорентинец». Незадолго до того, после неудачной войны с Луккой, многие связывали слабость армии с распространением гомосексуализма среди юношества. В превентивных целях у Старого рынка даже открыли несколько недорогих борделей.

«Давид» вышел совершенно очевидным гомосексуалистом. Про этого игривого парня и так все очевидно, а флорентинцы вдобавок хорошо знали Донателло, и репутация у него была по этой части самая однозначная. Установить нечто подобное в публичном месте, да еще как символ гражданственности, было совершенно немыслимо.

Для средневекового человека ситуация выглядела вполне ясно и довольно опасно для Донателло. Большой начальник, властитель государства, судеб и гор золота, заказывает ремесленнику дорогостоящую работу, тот исполняет ее с изумительным мастерством, но с заведомо издевательским изъяном, исключающим использование по назначению. Делает, скажем, тканые золотом штаны с огромной дыркой на заднице. Неприятности ждали у такого ремесленника.

К счастью для человечества, Козимо Старый не принадлежал уже средневековью, он не считал Донателло кузнецом высшей категории. Очень может быть, что ему действительно принадлежит приписываемая фраза: «этих гениев нужно воспринимать так, словно они не из плоти сделаны, а сотканы из звездной пыли».

Козима увидел шедевр, расплатился и оставил у себя в частном владении возможно, тяжело вздохнув, а Донателло продолжил пользоваться покровительством Медичи.
Как можно отказаться от этой чудесной истории? Она ведь очень показательно раскрывает, как непросто приходилось Медичи с беспокойной толпой гениев, окружавших их, какого нечеловеческого внимания и терпения требовали их бесконечные выходки. Все эти скандалы, истерики, обесчещенные девицы, драки, обрюхаченные монахини и даже убийства.

Взамен сюжет сериала движет убогая выдумка. Якобы Козимо мечтал стать художником, но папа заставил его стать банкиром. Здесь в чем глупость: Козимо, действительно, мыслил совершенно революционно для своего времени, но ренессансный человек, как и средневековый, оставался в рамках традиционного общества, до сих пор, кстати сказать, сохраняющегося много где, включая и некоторые регионы нашей страны.

В отличие от современного общества, в обществе традиционном человек видит себя не только индивидуальностью, но продолжением отца и деда, неся обязательства перед родом, предками и потомками. Такому человеку в голову не придет бросить поприще своего великого рода ради самореализации.

Ну и, конечно, как бы не восхищались Медичи художниками, ровней они их, разумеется, не считали.

Сериал отчасти оживает в любовных линиях. Козимо дважды, с двадцатилетним перерывом, увлекается женщинами, тут повествование становится хотя бы психологически правдоподобным.

Козимо Старый любил жизнь и, очень вероятно, женщин, но ведь не только. Он любил книги, деньги, греческую философию, Тоскану, своих друзей, античные древности, гениев, Флоренцию, красоту во всех проявлениях, политику, детей и внуков, загородное поместье в Кареджи, ловкие интриги и Италию. Этот человек был искренне и глубоко увлечен, к примеру, платоновской философией. Он тратил фантастические суммы, собирая, покупая, копируя и даже, говорят, воруя книги по всей Европе, он основал первую публичную библиотеку. Козима (вместе с сыном и внуком) создал облик сегодняшней Флоренции, потратив немыслимые деньги на ее украшения. Всю эту красивую, сложную, яркую и совершенно реальную жизнь авторы заменили чем-то таким же стереотипным, как весенний Париж на фоне Эйфелевой башни.

Это ведь не о Козимо Старом и не об отце его Джованни Ди Биччи. Это о пареньке из Канзаса (Южной Каролины, Монтаны, Мельбурна, Ливерпуля), который мечтал уехать в большой город учиться на киношника. Ретроград папаша его не пускал, пытался приставить к семейному делу (аптеке, автомастерской, ресторану). Паренек одолел и уехал, но может напрячь воображение и представить, что остался. Самые яркие эмоции в жизни принесли ему две любовные истории. Сперва в родном городке с одноклассницей, затем, двадцать лет спустя, с девушкой сильно младше – дело едва до развода не дошло или дошло, не важно.

Ровно эта история нам и рассказана, поскольку другой авторы не знают, а ни понять, ни выдумать чужую не в силах.

Собственно, это типичная история для биографий (употребление слова «байопик» ведь не введено пока законодательно?). Довелось мне тут посмотреть пару серий «Троцкого» – все то же самое.

Троцкий действительно был жесток, математически жесток, я бы сказал, и честолюбив, он даже страшнее, намного страшнее, чем в сериале, но этим не исчерпывается. Троцкий – человек идеалов, его ценности и стремления далеко выходили за пределы личного комфорта (денег), славы (Оскара) и употребления кинозвезд. Он грезил земным раем, обществом справедливости и благоденствия, и обладал самыми стойким и разветвленным представлениям о методе построения такого рая.

В художественном смысле важно не то, насколько верны или разумны его идеи, а то что без них рассказать о Троцком невозможно. Так и получилось, вместо драматической биографии яркого, сложного и спорного человека, нам рассказали про то, как переменился парень, когда его назначили главным режиссером.

Такое уже случалось многократно и, без сомнения, будет повторяться снова и снова. В этом роде мартышки сняли бы сериал о Габриэле Гарсии Маркесе. Писатель у них бы очень убедительно ел бананы и размножался, а в остальном вышла бы туманная карикатуру, мартышки ведь не понимают, зачем и как живет такой человек, для чего садится за стол, обложившись книгами и блокнотами.

Карен и Людмила

Говорят, чего хочет женщина, того хочет бог. Стоит согласиться. Согласиться в том смысле, что понять их желания одинаково невозможно. Почему хотят, зачем хотят – вопросы без ответа. Женщина – это такой черный ящик с генератором случайных поступков и мотиваций внутри. С богом все примерно так же. Обе проблемы изучаются давно, библиография обширна, но результаты пока удивительно скромные.

Иногда кажется, будто теперь-то ты знаешь все о женщинах вообще и о конкретной в частности. Вник в несложные желания, полностью осознал примитивные стремления, разобрался в несложных мотивах. В этот самый момент она разводится, или красится в брюнетку, или покупает желтый внедорожник и шубу с зелеными полосками, или остается у тебя на ночь.

Объяснить, зачем сделано, когда сделано, несложно. Просто роняешь снисходительно и свысока: «Ну, это и так было понятно». Дело нехитрое. Напоминает биржевую аналитику: там тоже легко объясняют вчерашнее движение рынка, но ни черта не знают о завтрашнем.

Бывая в Москве, я стараюсь хоть раз поужинать в большом итальянском ресторане, расположенном минутах в десяти ходьбы от Большого театра, на помпезной столичной улице, полной витрин, брендов и прочего роскошного скарба.

Причин несколько. Во-первых, еда. Ничего особенного, самая простая итальянская – сицилийская в основном – кухня, но сделано хорошо. Непонятно, правда, зачем тут гарнир из таких могучих понтов, но так уж у них в Москве принято. Вторая, и главная, причина: хозяйка ресторана моя хорошая приятельница, можно сказать подружка. В конце февраля я ужинал у нее, и Люде опять удалось оставить меня в недоумении, почти привычном в нашем многолетнем знакомстве. (Настолько многолетнем, что, имея дело с дамой, корректней не уточнять.)

Люда встретила меня так радостно и пылко, что я ее неправильно понял. Мне почудилось, будто она наконец-то пришла в себя и дозрела до разумного выбора. Ничуть не бывало. Стоило ответить, затянув объятие на четверть секунды дольше принятого, как Люда выскользнула. Просто хорошее настроение, ничего больше.

Люда высокая блондинка, отлично сложена, правильные черты лица. В общем, типовая такая красавица. Может, ценителю подобная внешность покажется недостаточно утонченной, но кого беспокоят ценители и другие зануды? В тот вечер она часто смеялась, а смех у нее потрясающий, иначе как сверхсексуальным, его и не назовешь.

Ровно так же Люда смеялась в начале двухтысячных, когда мы познакомились. Думаю, никого не обижу, если скажу, что и выглядела она тогда не хуже нынешнего. В те годы наша компания чаще всего собиралась в «Корсаре» на Большой Морской (питерские старожилы помнят). Там бывала и Люда с подругами. Разумеется, миновать блондинку с таким смехом было решительно невозможно. Ей было восемнадцать. Мне двадцать шесть. «Прекрасная разница», – решил я и пошел в атаку.

Читать дальше

Мой ВК
Мой FB
Мой ИГ

Принцесса и Людоед

Давным-давно, в далекой сказочной стране жил Злобный Людоед, жестокий, бессердечный и коварный, к тому же ужасно нечистоплотный. Так, во всяком случае, про него говорили. В те темные, непросвещенные времена людей, сказочных персонажей, даже целые народы, страны и религии часто судили предвзято и несправедливо, руководствуясь самыми нелепыми предрассудками. Штампы и выдумки не раз приводили к чудовищным жестокостям, довольно вспомнить трагедии испанских морисков и трансильванских вампиров.

Collapse )

В помощь Р. Адагамову и другим

img-2015-11-15-14-04-03
Р. Адагамов из Праги интересуется, почему русские его не любят и ругают либерастом. Чувствуется, что вопрос этот лишает его спокойного сна и устойчивого пищеварения. Тяжелое положение Р. Адагамова вызывает искреннее сочувствие и желание помочь. Хочется разъяснить, почему я, человек, разделяющий либеральные убеждения, не пользуюсь приведенным термином, но ценю за емкость и ясность.

Прежде всего, Адагамов и его друзья не только не имеют никакого отношения к либерализму, но и, в огромном большинстве, не представляют, что это такое. Приведенная выдержка и развернувшаяся вокруг дискуссия подтверждают тезис лучше любых других аргументов.

Приведенные принципы разделяют в современном мире совершенно все, кроме некоторых крайних радикалов. Возражает ли кто-то на декларативном уровне против «обеспечения гражданских прав»? Выступает за «неравенство граждан перед законом»? В одной уютной психиатрической лечебнице содержится, кажется, пациент, требующий судебных привилегий дворянству, ну и, сторонники шариатского суда… Впрочем, не стоит углублятся.

Приведенные признаки не позволяют отделить либералов от консерваторов, следовательно не являются квалифицирующими. Это просто сотрясание воздуха. С тем же успехом можно сказать, что все либералы принадлежат к хордовым млекопитающим.

Резюмируя. Вам и вашим друзьям затруднительно быть либералами, хотя бы потому, что вы представления не имеете, что такое либерализм. Но главная причина не в этом. Ваши убеждения состоят в ненависти и презрении к своей стране, ее народу и истории. Любая победа и удача вам ненавистна, любое поражение радостно. В силу этих обстоятельств вы не можете быть ни либералами, ни консерваторами, ни социалистами, а только национал-предателями, кем с успехом и являетесь.

Кроме национал-предательства секта друзей Адагамова отличается:

- абсолютной нетерпимостью к чужому мнению. Это обстоятельство находится в непримиримом противоречии не только с либерализмом, но и с любым современным адекВатным мировоззрением, что совершенно никого не смущает. Привыкли.

- приверженностью к нелепому карго-культу Запада. Культовый, алтарный Запад ваших молитвенных песнопений с Западом реальным очевидно никак не связан, что тоже никого не смущает. Привыкли.

Тот факт, что при всем этом, господ, известных как либерасты, в России до сих пор не бьют на улицах, говорит о глубоком либерализме нашего народа.


Почему Михалковым всегда дают деньги. Тайна раскрыта.

Министерство культуры станет соучредителем «Российского фонда культуры» Никиты Михалкова. В обмен, НКО получит федеральные субсидии и имущество, в частности здание на Гоголевском бульваре в Москве. Говоря короче, ему снова отсыпали из казны. Собственно, к этому сводится большинство новостей про Никиту Сергеевича. У меня есть предложение, колоссально экономящее труд, время и газетные площади. Можно просто писать: Н.С. Михалков и сумма. Например, Михалков, $5 миллионов. Поводы, все равно, представляют интерес сугубо академический. Никто в целом свете давно не сомневается в гениальной одаренности этого творческого человека, его способности бесконечно находить свежие пути поковыряться в бюджете. Фонды, ресторанные сети и прочие виньетки только украшают добытую сумму декоративным орнаментом. Кстати, сэкономленные ресурсы тоже следует передать бедствующему Никите Сергеевичу.
Collapse )

Геи в моей голове и Второй мировой войне

В мою фейсбучную ленту раз за разом вторгаются гомосексуалисты и борьба с ними, действующие на меня угнетающе. К сожалению, я утратил острый интерес к извилистым путям чужой сексуальности годам примерно к двадцати. Теперь меня тревожат, и с каждым годом все сильнее, совершенно другие дискриминационные рогатки. Скажем, проблема пренебрежения девятнадцатилетних блондинок (высоких и пышногрудых) к пухлым коротышкам в возрасте. Где общественная реакция? В лучшем случае, никакой. Заговор молчания. Ни парадов, ни законов, ни дискуссии. Старые козлы и все тут. Оскорбления и шельмование. А ведь таким был, например, Чарли Чаплин.

В этот раз борцы за гейские права забрались ко мне в голову, орудуя Аланом Тьюрингом. Тьюринг, по их версии, в одиночку выиграл Вторую мировую войну, взломав немецкие шифры, придумал компьютер и стал вдохновителем Эпл. С надкушенным яблоком действительно связана печальная история. В начале 50-х Тьюринга по обвинению в гомосексуализме подвергли химической кастрации. Вскоре он, как считается, покончил с собой, рядом с телом нашли надкушенное яблоко, накаченное, возможно, цианидами. Так его имя стало для борцов символом сразу двух главных достижения человечества: победы над фашизмом и айфона.

В действительно колоссальной Битве за Атлантику участвовали многие миллионы людей. Как подсказывает географическая карта, без господства на море США не может участвовать в европейской или азиатской войне, а Великобритания не может не только воевать, но даже просто существовать.

Немцы за годы войны построили больше 1000 океанских подводных лодок, потопивших без малого 3000 судов. Союзники, борясь за морские коммуникации, приложили титанические усилия. Американцы спустили на воду более 100 эскортных авианосцев, под 1000 эсминцев, транспортов только типа «Либерти» выпустили 2710 штук. Более 3000 дорогостоящих летающих лодок «Каталина», не считая прочих моделей, невиданная по сложности система радаров и многое, многое другое позволило союзникам обеспечить коммуникациям относительную безопасность.

На дне остались десятки тысяч храбрых моряков. Миллионы рабочих, инженеров и ученых выбивались из сил, производя и разрабатывая самолеты, корабли, радары и эхолоты, лучшие морские офицеры искали стратегии атаки и защиты, но все это, оказывается, никому было не нужно, ведь гениальный гей Тьюринг все расшифровал. Правда, немецкий код был взломан большой группой криптоаналитиков, работавшей на британскую разведку и включавшей Тьюринга, летом 40-го, а победный перелом в Битве за Атлантику датируют, обычно, маем 43-го.

Алан Тьюринг внес, бесспорно, значительный вклад в развитие информатики, но множество больших умов работало до, одновременно и после. Был Бэббидж, Цузе, Атанасов, наконец, Фон Нейман, чей вклад, во всяком случае, не меньше. Но все они, разумеется, никому не интересны по очевидным причинам. Фон Нейман, к примеру, был банальным венгерским евреем, пошло дважды женатым, причем оба раза на женщинах. Бессмысленный человек, в сущности.

Похожим образом в массовое сознание внедрен бренд Альберта Эйнштейна, объединяющий всю новую физику конца 19-го, первой половины 20-го века. Причем, роскошные кудряшки повлияли, кажется, на брендирование не меньше научных достижений, блестящего чувства юмора, гуманности и дружелюбия.

Алан Тьюринг, без всяких сомнений, выдающийся ученый, внесший свой вклад в победу над нацизмом, с ним обошлись в высшей степени жестоко и несправедливо, но это еще не повод делать из него архангела, покровителя кибернетики.

Михалков&Кончаловский. Неоцененный подвиг.

Михалков&Кончаловский совершили невозможное, но подвиг их, как водится, не оценен и не воспет.

Впервые с 1961 г., а, может быть, даже с 1945 или 1941 нация демонстрирует такое единство. Паблики, ЖЖ, форумы, фэйсбуки и вконтакики полны очищающей, единодушной ненавистью. Либералы, националисты, патриоты, коммунисты, мусульмане, атеисты, православные, даже родноверы-язычники, кришнаиты и узбекские хасиды слаженным хором желают братьям подавится первым же пирожком.

Объединяющая национальная идея, которую так долго и бесплодно искали, наконец-то найдена.

Почему они так не любят нашу Победу

Сразу скажу, мне легко и удобно рассуждать о Второй мировой и Великой Отечественной. Я занимаю совершенно взвешенную и объективную позицию, представляя эту войну столкновением абсолютного зла, заклейменного свастикой и блистательного добра, украшенного красным знаменем и пятиконечной звездой.

Мои оппоненты, лезущие последнее время из всех щелей, не радуют разнообразием аргументации, густо облепляя одни и те же доводы, словно либеральные интеллектуалы сочный грант.

Аргумент 1. Сталин равняется Гитлеру.

Звучит хлестко и звонко, как рекламный слоган и почти также умно. Развивая мысль, легко заметить, что Сталин – это Наполеон, Наполеон – это Тутанхамон, Тутанхамон – это Соломон, Соломон – это кроссовки, Гитлер – это Пиночет, Пиночет – это Франко, Франко – Иван, Иван, как известно, болван, апельсиновый джем – это сапоги всмятку, да и, вообще, по сути, все равно всему.

Нисколько не являясь поклонником Сталина и коммунистического эксперимента в СССР в целом, заметим очевидное: за вычетом масштабов, случившееся не было чем-то уникальным. В нашей стране попытались выстроить царство божие на земле прямо здесь и сейчас. История знает множество подобных попыток: ессейские общины Иудеи, маздакиты в Иране, бесчисленные еретические и конвенционные христианские движения, тайпины в Китае - вот краткий список, не претендующий на полноту. Несмотря на всю антирелигиозность и бесчеловечность, большевизм призывал к идеалам глубоко христианским и гуманистическим.

Немецкий нацизм, напротив, наполнен дистиллированным злом инфернальной чистоты, невиданной в истории последовательности и иррациональности. Говоря о средневековых ужасах нацизма, незаслуженно оскорбляют средневековье. Преследуемые и гонимые христиане, мусульмане, иудаисты, индуисты и буддисты в большинстве случаев, по крайней мере, могли сменить религию или покинуть страну. Такое идейное, принципиальное зло, порабощающее и убивающее не вспышкой неуправляемой черни, не алчным расчетом, а неторопливым и спокойным убеждением, находит слабые аналогии разве в кровавых обрядах народов, проживающих зарю своей истории.

Идеал нацизма - мир, лишенный равенства и справедливости, мир вечных господ и вечных рабов.
Любая попытка провести равенство между Сталиным и Гитлером, целя, конечно, совсем не туда, невольно реабилитирует немецкий нацизм, чем выталкивается за пределы разумного и приемлемого.

Аргумент 2. Пакт Молотов-Риббентроп.

Обвинять во Второй Мировой Сталина, заключившего советско-германское соглашение 1939 г., примерно также справедливо, как винить в ней Карла Мартелла, разгромившего арабов при Пуатье в 732г. К 22 июню, как к любому событию в мировой истории, привело множество причин, среди которых есть не уступающие важностью пакту, например, участие Польши в разделе Чехословакии или ее категорическое сопротивление попыткам СССР сформировать антигитлеровский блок. Есть и более важные, например, Версальский договор, Мюнхенский сговор, политика Великобритании, видевшей в Германии середины 30-х противовес Франции на континенте.

Секретные протоколы к пакту превратились из пустой бумажки в действующее соглашение только тогда, когда Польша была разгромлена и предана англо-французскими союзниками, отказавшимися от реальной войны в пользу демонстраций силы и деклараций возмущения.

Советское правительство, как и всякое другое, действовало в августе-сентябре 1939 в коридоре возможностей, имея альтернативой воевать за враждебную Польшу вместо ее союзников.

В рассуждении о пакте прочие демагогические уловки венчает хронологическая - подразумевается, что Сталина и Молотов знали известное сегодня и школьникам. Однако, в августе-сентябре 39-го никто не мог предположить французский разгром мая-июня 40-го. Французская армия считалась сильнейшей на континенте, даже без учета английского контингента, немецкая же фактически не существовала всего за несколько лет до того.

Аргумент 3. Трупами закидали. Без штрафбатов и заградотрядов никто не воевал.

(Сдерживаясь) К 30 ноября 1941 г., т.е. до перелома в Битве за Москву, потери немецкой армии (без учета румынской, венгерской и т.д.) составили 743 000 человек (не в обиду будет сказано, это примерно соответствует немецким потерям 44-45 на Западном фронте). Желающие могут подсчитать в мемуарах, скажем, Гудериана количество «ожесточенных боев», «тяжелых потерь» и «яростных сопротивлений» осенне-летней компании 1941 г. В воспоминаниях воевавших, мне только раз или два попался ветеран, вообще видевший пресловутые заградотряды, но и их пулеметом в атаку не поднимали.

Упоминая о штрафбатах, здорово знать о них не из увлекательного телесериала и боевого фэнтази, производимого Марком Солониным и прочими резвыми резунами. Штрафбат, формировавшийся из ОФИЦЕРОВ, состоял по штату из 800 человек. Каждый фронт включал от одного (обычно), до трех батальонов максимум. Легко представить насколько штрафные батальоны определяли успех операций фронта, насчитывавшего многие сотни тысяч бойцов. Для нижних чинов в составе каждой армии имелись штрафные роты, разумеется, тоже, не игравших среди сотен обычных рот стержневой роли, приписанной сценаристами. Служба и опасности штрафных частей мало отличались от всякого другого стрелкового подразделения, поставленного на горячее направлении. Увлекательный рассказ ветерана о реальной штрафной роте можно прочитать тут, например.

Презрительные рассуждения о закидывании трупами, подспудно предполагают наличие где-то армии, показавшей способность легко и без особых потерь противостоять немецкой машине. На самом же деле, ни польская, ни французская армия, напомню, считавшаяся сильнейшей, лавров не снискали. Великобритания, спасенная от оккупации географией, первые три года выносила из прямых столкновений с немцами исключительно поражения, расположенные в диапазоне от бесславных, до позорных. Все успехи союзников достигались кратным превосходством в людях, многократном в технике и подавляющем в воздухе и на море. И даже при этом, победы давались англичанам с американцами очень непросто.

Вышесказанное не принижает вклад союзников в победу. На их плечи легла, в частности, вся тяжесть колоссальной войны на море. Речь идет об очевидном факте того, что в 1941 г. вермахт не имела себе равных и показывает действительную ценность и сложность Победы. А разговоры о трупах и заградотрядах столь же бесчестны, как заявления о не умеющих и не желающих воевать американцах, четыре года возившихся с японцами, тогда как нам хватило двух недель.

Зачем же столько людей столь часто повторяют столь слабую аргументацию?

Победа один из столпов самоуважения народов СССР, необходимый для существования нации.

Некоторые из бывших соотечественников, положившие в основу самоидентификацию не-русскость (не будем тыкать пальцем в Украину), посчитали необходимым выдумать себе отдельную историю войны. Многолетними натужными усилиями рожден уродливый, отвратительный ублюдок, требующий постоянной защиты и презрительных плевков в собственных предков.

Есть и внутренние мыслители, живущие наслаждением национального самопрезрения, противоестественным образом выделяющие себя в отдельную общность, трясущиеся в ярости при виде нашей гордости и славы, норовящие хоть как-нибудь пнуть и испачкать.

Явление не ново. Слово предоставляется литературному предку, видному либерал-лакею позапрошлого столетия, Павлу Федоровичу Смердякову, рассуждающему о другой нашей великой Победе:

- В двенадцатом году было на Россию великое нашествие императора Наполеона французского первого, отца нынешнему, и хорошо, кабы нас тогда покорили эти самые французы: умная нация покорила бы весьма глупую-с и присоединила к себе. Совсем даже были бы другие порядки-с.

Продолжение

Мой facebook

Савушкина 55

На протяжении нескольких месяцев я норовил заехать по знаменитому адресу Савушкина 55, где расположено, как утверждают, логово пропутинских троллей, съехавших из Ольгино. Сегодня, наконец, я пребывал по соседству, имея несколько запасных минут.

Честно сказать, был уверен, что все эти истории про троллей кристальный бред, но, глянув своими глазами, в убежденности пошатнулся. Вывесок на здании нет, в холле нет обычной доски с названиями фирм-арендаторов. На задней двери инструкция «сотрудникам», что заходить в здание при начале смены следует через главный вход. Названия компании на объявлении не было, следовательно, все здание, а это тысячи 4-5 метров, в руках у одного арендатора. Такие площади указывают на большую и серьезную компанию, но вывески, повторюсь, нет.
Collapse )

Латынина, евреи и другие китайцы

Меня в Юлии Латыниной всегда удивляла не политическая позиция, а способность устно и письменно изрекать, что бог на душу положит, оставаясь кумиром в кругах постклимактерической интеллигенции.

Спорить с такими людьми не то что бы сложно, но трудозатратно. Возьмем, для примера, (Внимание! Метафора. Латынина пока такого не говорила) утверждение: «синус от семнадцати летающих крокодилов равен 458». Всего одна короткая фраза, но как с ней спорить? Проще всего сказать, что автор идиот, на чем и остановиться, но это грубо и не слишком убедительно, особенно для читателя знакомого с предметом смутно.

Если начать спорить предметно, то придется написать много слов, и, чем больше ты знаешь о синусах и крокодилах, тем длиннее и неубедительно получится текст. Придется упомянуть обычай аборигенов верхнего Ганга на праздник осеннего урожая забрасывать крокодилов в болото. Нельзя обойти стороной индейцев Мезоамерики, деливших круг на 216 частей, причем, если допустить, что термин имеет тотонакское происхождение, он может переводиться, как «парящий крокодил».

Ситуация неравная, один из оппонентов воспроизводит набор звуков, а другой, сверяясь с источниками, составляет длинный и связный текст.

3653_900

Перейдем от крокодилов к Латыниной, а затем и ее тексту «Если мы не Запад, то кто мы?», возбудившему Роскомнадзор. Сам автор свое произведение называет (сильно горячась, по моему скромному) культурологическим. В статье много поразительных заявлений соперничающих по нелепости и оскорбительности.

Для большей нейтральности, возьмем утверждение, напрямую не связанное с русской культурой. Автор декларирует: «Только три современные развитые нации — евреи, китайцы и индийцы — могут претендовать на тысячелетнюю автохтонность культур». (Способность Латыниной небрежно использовать сложные слова восхищает не меньше самого тезиса.)

Тем не менее, хочется уточнить, какие именно евреи сохраняют «автохтонную культуру»? Бывшие советские ли, говорящие по-русски, в заметном большинстве не различающие Рош Ха-Шана от Хануки, зато превосходно отличающие 1 мая от Рождества? Может быть, немногочисленное меньшинство, экспертное в праздниках, но все равно русскоязычное и носящее странные наряды очевидно недавнего европейского происхождения? Американские евреи много лучше в религиозных праздников, но и в их культуре доминирует Шекспир, Голливуд, английский язык, индейка на день Благодарения и прочие хэллоуинские тыквы. Недавние общие предки американских и украинско-белорусско-российских евреев говорили на диалекте немецкого, известном как идиш, и уже потому затруднялись сохранить чистоту «автохтонной культуры». Может, автор подразумевают израильских евреев, пользующихся языком, искусственно созданным на базе мертвого уже тысячелетия иврите? Чья новенькая, с иголочки культура соткана из тысяч заимствований и не осела еще по фигуре?

Трудно понять, что Латынина подразумевает под «нацией индусов». Вообще-то, Индостан конгломерат наций, языков, религий и культур, существенно опережающий пестростью Европу, даже если в нее включить турок, казахов и армян. Происхождение концепции очевидно - для автора все, не лежащие корнями между Одером и Атлантикой, дикость, варварство, гнусность и гадость, чего там разбираться-то?

Не углубляясь особенно в древнюю и сложную историю Индии, достаточно вспомнить Делийский султанат, где власть принадлежала, грубо говоря, таджикам. Сменила султанат империя Великих Моголов, добавивших культуре тюркский компонент. В результате многовекового владычества примерно треть нынешнего населения Индостана мусульмане. Естественно, иноземная высокоорганизованная религия всесторонне повлияла на все индостанские культуры. А начиная с конца пятнадцатого века, Индостан испытывает и постоянно усиливающееся европейское воздействие.

Китай, сильнейшим образом влияя на всех, сам, разумеется, заимствовал чужое. Степняки, многократно покорявшие Поднебесную, не только впитывали великую культуру, но и прививали ей свою. Влиял на Китай присоединенный и ассимилированный (не до конца) юг. В конце концов, широко разрекламированный Шаолинь – монастырь иноземного буддизма. Буддизм же принес такой, например, символ Китая, как пагода.

В общем, в поисках автохтонности стоит присмотреться к австралийским аборигенам. Причем, наверняка выяснится, что я просто недостаточно компетентен в их культуре.

Возвращаясь к крокодилам. Латыниной хватило одной фразы, а мне, сдерживаясь и стремясь не многословить, потребовалась страница.
Несправедливо.